Грозненская автономка

Грозненская автономка

Его выдали глаза. И хотя я видел человека впервые, тяжёлый, немного уставший взгляд говорил о нём очень многое. Мы сели в обычной московской кафешке и пытались вспомнить события 15-летней давности. Тогда, в Грозном, где сравнительно небольшое подразделение Группы «Вымпел» выполняло свою работу. Там было жарко, даже слишком. «Мы там Серёгу потеряли», - сразу же начал он и остановился. В глазах читалась тоска, но, затянувшись сигаретой, он продолжил рассказ.

«Седьмого, мы должны были лететь домой, на Большую землю. В этот день мы зашли к связистам позвонить домой. Возвращаясь обратно, завернули на рынок, чтобы купить продуктов. Комбат получил старлея, Серёга Ромашин — майора. Да и мы вернулись с “задачи” — есть повод отметить. На рынке, как всегда, было небольшое столпотворение. Серёгу тогда привлекли листовки, которые раздавали на каждом углу. Он взял одну, прочитал, поматерился и выбросил. В них говорилось, чтобы жители Грозного срочно покинули город, так как завтра, то есть 6 августа, здесь начнутся боевые действия. Мы отнеслись к этому с иронией, так как войну никто не отменял и стреляли здесь постоянно. Вечером немного посидели за столом и разошлись.


На следующий день по телевизору передали, что Грозный захватили боевики. Накануне все посты из города были выведены, а местные милиционеры уехали куда-то на какие-то учения. Но мы, находясь фактически в центре города, видели, что во дворах играют дети, работает рынок, на стадионе "Динамо" проходит концерт, — в общем, жизнь шла своим чередом. Мы слышали где-то стрельбу. Но исходя из специфики обстановки на тот момент, особого значения этому не придали.


Чуть позже из управления пришло распоряжение — никого из общежития не выпускать, закрыть ворота и приготовиться к боевым действиям. Ворота мы, конечно, закрыли, а к открытию огня были готовы всегда. По-этому нового для нас ничего не было. В нашей общаге недалеко от управления ФСБ ютилось около 90 человек: оперативники, водители, прапорщики комендатуры и горстка нас "вымпелов". На тот момент, когда пришла "телега" с "управы", двое из нас уехали в "Северный" оформлять документы. Этот день прошёл спокойно. Никаких специальных распоряжений из управления не приходило. 7 августа по "Новостям" сообщили, что почти весь Грозный захвачен бандами, включая комплекс правительственных зданий, находящийся в двух кварталах от нас, управление ФСБ, в том числе и наше общежитие. Мы якобы сдались в плен или погибли. Все сразу же подумали о своих родных и близких, находящихся дома. Они сейчас смотрят телевизор, а там такое показывают... Вечером уже конкретно стало понятно, что домой сегодня никто не улетит. Около 17 часов к забору общежития подошло несколько человек. Рядом с ними была девушка с видеокамерой, что поначалу нас немного смутило. Один из них — маленький и рыжий — представился как бывший командир батальона спецназа ГРУ Гелаев, а ныне возглавляющий какой-то духовский отряд с непонятным названиеми он предлагал нам сдаться. Он — нам! Серёга Ромашин тут же вскипел, схватил свой “винторез” и начал выцеливать этого бандита. Мы его тогда, к сожалению, остановили. А зря. Хоть одним ублюдком было бы меньше. На переговоры с ним вызвался полковник Александр Алексеев. С ним пошёл Ромашин и ещё кто-то. Спускаться вниз не стали, разговаривали с третьего этажа. "Дух" сказал, что если мы выйдем из общежития и сдадим оружие, то нас отпустят. Мол, они только что отпустили омоновцев и те ушли из города. (На самом деле всех, кто сдался, казнили.) Мы задумались. Нет, не о том сда-ваться или нет. Здесь даже разговоров не было. Кому там было сдаваться? Однозначно нет. Уж лучше в бою погибнуть, так хоть по-мужски. Из всех людей, кто тогда находился в общежитии, реальных бойцов было немного. Нас 10 человек, с дюжину туляков, прапорщики комендатуры. Водители, у которых не было даже оружия — не в счёт. Какие из них бойцы? В общем, кто мог реально воевать и хоть что-то из себя представлял в бою, набралось человек 30 — не больше. Пока шли переговоры, мы снарядились под завязку, приготовились. Они тоже без дела не сидели и занимали стоящие напротив общежития здания. Было видно, как покидают квартиры чеченцы и на их места садятся снайперы. Оборону мы заняли по этажам. Нам, помимо нашего пятого, досталась ещё и крыша. На обдумывание нам дали 15 минут. А потом понеслась... Они хорошо приложились по нам. Долбить начали сразу и плотно: из гранатомётов, огнемётов, пулемётов. Мы тогда выскочили в коридор. Отсиживаться в комнатах на тот момент было нереально. Если туда что-то залетит, то всё...


Ромашин после этого "артудара" полез со своей снайперкой на крышу. Он успел снять одного бандита, когда в него вонзилась пуля, выпущенная из дома напротив. Его быстро спустили вниз, вкололи промедол, перебинтовали и посадили у стеночки. Он мог говорить, адекватно соображал и командовал нашей немногочисленной группой. Несмотря на плотный огонь, ребята держались молодцом. Злобно отвечали огнём, перемещались по коридору. В общем, днём мы выстояли почти без потерь. Ближе к ночи связались с нашим управлением, которое якобы было уничтожено. Они спросили, сможем ли мы корректировать огонь артиллерии. Мы ответили, что да. Сейчас мы всё это с улыбкой вспоминаем. Но тогда было совсем не до смеха. Накрыть-то могли по-взрослому. Я должен был скорректировать огонь на дом, который стоял метрах в 10 от нас через дорогу. Сначала наши артиллеристы пустили осветительную. Но куда она улетела, для нас так и осталось загадкой. Потом ещё куда-то выстрел был. В общем, ничего из этой благой затеи не получилось. "Духи" тоже не терялись: со здания напротив начали забрасывать нас горящими бутылками с бензином. Таким образом, решили нас выкурить. Мы тогда до утра через марлевые повязки дышали.


С рассветом мы хорошо обработали близлежащие здания. Если они и хотели нас атаковать, то желание у них сразу же пропало. А потом было как в сказке — чем дальше, тем страшнее. Снайпер убил Алексеева. В голову. Меня ещё ранило в руку и ногу — срикошетило от потолка. Один из наших с помощью своего "пэка" проделал дыру. Это отверстие раздолбили и сделали импровизированный вход в соседнее здание, а это был банк. Здесь в последующие дни укрывались от огня противника. Потом, ближе к обеду, к нашей многострадальной общаге подъехал "духовский" танк с надписью "Бамут" на башне. Стрелять он мог только по верхним этажам. Что, собственно, и произошло. После первого залпа обрушилась перегородка на четвёртом этаже. Мы спустились на второй этаж, где он достать не мог — ствол не опускался. Он сделал ещё пару выстрелов и отъехал. Одновременно с танком нас окучивали два БТРа. Да и сами стрелки работали по нам достаточно плотно. И так до вечера. Из управления передали, что к нам прорывается колонна бронетехники. Но колонна не дошла. В ходе перестрелок у нас появились раненые. Да и сам я периодически выключался. К вечеру восьмого раненых было уже трое. Почти все контуженные были. В один «прекрасный момент» к нам прилетел выстрел из гранатомёта. Всех нас взрывной волной отбросило в стену, а у одного кроссовки на месте остались. То есть его просто выкинуло из обуви. Всех тогда переместили в банк. Там было более-менее безопасно — по нему не стреляли. И уже без лишней необходимости оттуда не выходили.


Ночью с Ромашиным мы размышляли о грустном. Мы понимали, что являемся обузой для остальных. Хотя и были уверены, что нас не бросят, просто не хотелось кого-нибудь из братишек подставлять под пули. И решили для себя, что в случае чего или застрелимся, или гранатой себя подорвём...


Уже тогда было понятно, что за нами никто не придёт, и решили выбираться самостоятельно. Изначально планировали выходить все разом. Но потом переиграли, и в итоге мы разделились на три группы. Выход назначили на 4 утра. Первая группа прошла нормально, стрельбы не было. А вот вторую "духи" обнаружили. Они поставили пулемёт в сквере и... Короче погибло человек 20—30. Среди них оказался и Ромашин. Мы тогда уже начали вы-ходить, но когда услышали эту какофонию, поняли, что не пройдём. Пришлось вернуться обратно. И вот нас осталось где-то 15 человек. Наша группа "вымпеловцев" и несколько оперативников. Сразу же начали Серёгу искать. Но ничего сделать уже не смогли. Потом мы узнали, что в плен он не сдался...


Утром следующего дня "духи" снова завели свой пулемётно-гранатомётный граммофон. Плюс ко всему пропала связь с Управлением ФСБ.


Стало совсем тяжко. Четвертый этаж продолжал гореть и, видать, пламя добралось до ящиков с боеприпасами. Когда всё это начало взрываться и летать, можно было подумать, что здание обороняет целый батальон. Может быть, поэтому "духи" и не спешили атаковать. Вместо этого к нам подошли местные женщины и сказали, чтобы мы убирались отсюда. Мол, это из-за нас война тут идёт. И их дома рушатся по нашей вине. Ну, мы их выслушали, конечно, но сразу поняли, что их бандиты подсылают. Потом город начали бомбить самолёты. Мы чуть ли не молились, чтобы бомбы не упали на нас, а штукатурка на нас сыпалась всё время. Мы сидели тогда в банке, как в банке, — это вроде каламбура — и думали, что от города уже навряд ли что- то осталось. Тогда складывалось такое ощущение, что вплоть до Ставрополья остались одни руины. Ночью к нам подъехал ещё один танк. Оттуда вылез мужик славянской внешности с бородой и сказал, что он подъехал с колонной, чтобы вытащить нас. Мы ему не поверили и отправили восвояси.
Потом меня выключило. Очнулся от криков на улице. Это "бедуины" танцевали. Из нескольких остатков мы собрали одну радиостанцию и связались с управлением.
—    Вы когда нас вытаскивать будете?
—   Никто вас вытаскивать не собирается, вы сдохнете там! — ответил как будто из-за угла голос с кавказским акцентом. Стало понятно, что "духи" перехватили наши переговоры.


Тогда мы решили уходить. Уничтожили документы, засветили пленки, порвали "ксивы". Один из наших пошарил рукой в кармане и достал деньги. "Э-э-э, нет. Это я оставлю на потом, когда выйдем".


Ночью с девятого на десятое работала авиация. Связи с внешним миром у нас тогда не было. Мы иногда думали, что вообще из всего Грозного одной общагой и держимся. Вода закончилась ещё два дня назад. Набирали её ночью из помоев, чтобы не видеть, что там плавает.


Почти весь промедол парни скинули мне. Но¬га моя хоть и болела, но ходить я мог. К сожалению, раны мои обработать было нечем. Возникла опасность заражения крови. Жгут, который мне поставили, чтобы остановить кровь, я потом снял. И вовремя. Один наш сотрудник — Юра, воевал ещё в Афгане. Опытный и толковый офицер. Так вот он мне посоветовал, чтобы я из аптечки достал противовоспалительные таблетки и принимал их каждые 4 часа. Ночью открыл аптечку, достал что- то из неё. Не видно, но похоже на таблетку. Юра говорит — давай ешь, потом ещё одну позже. Я её разжевал.
—    Ну что, как? — спрашивает он. 
—    Да никак, как фильтр от сигареты.
—    Это нормально, — говорит он мне, — так и должно быть, я знаю. Потом лучше будет.
Через некоторое время вроде как на самом деле получше стало. Он мне снова: "Доставай ещё одну и ешь". Я нащупал пальцами таблетку и понял, что первое, что я достал и съел, оказалась не таблетка, а прокладка. А самое смешное, что в этих аптечках никаких таких подобных таблеток вообще нет. От радиации и ещё от чего-то. Это было чистой воды самовнушение, но оно помогло!


Мы почему-то решили пробиваться сразу же в Ставрополье. Думали, что Грозный и окрестности полностью под боевиками. Ночью все спустились со своих постов в банк. Стали думать, как выходить. На окнах там были решётки, и, если пытаться их сбить, мы сразу же привлечём к себе внимание. И вот мы стоим в комнате полукругом. Юра достал пояс "Живые помощи" и прочитал по нему молитву. Когда закончил читать, мы все начали думать, как выбираться. В это время снова раздались выстрелы и взрывы. Не совсем было понятно, что это работает и по кому. Но дело в том, что с окон сорвало решетки и разбило стекла. Не долго думая, мы положили на подоконники матрасы и осторожно начали вылезать на улицу. Так получи-лось, что мы разделились на две группы. Бандиты ночью нас проспали или просто не увидели. Было очень темно. Мы друг друга-то еле различали. Быстро, насколько это было можно с раненым, то есть со мной, передвигались от здания к зданию. По нам начали стрелять, мы спрятались. Кто стрелял — неизвестно. Двое наших, которые пошли немного по другому маршруту, доползли до Дома Правительства раньше нас. Там их в очередной раз чуть не убили. Им сначала не поверили. Все же думали, что общежитие захватили. Нас тогда уже помянуть успели. Но услышав русский отборный, все сразу поняли, что свои. Они-то и рассказали про нас: ещё одна группа прорывается, надо её спасать. В это время мы забились в какой-то одноэтажный частный дом и решили дождаться рассвета. Нашли там чеснок и гречку, которую с удовольствием грызли всю ночь. Потом пошёл дождь, капли которого мы жадно глотали ртом. Утром вокруг нас начался "Аллах акбар"! Нешуточный бой разгорелся, а мы как раз в центре событий. Но никто не знал, что мы здесь, поэтому и не стреляли в наше и так потрёпанное укрытие. Посмотрели в ок¬но и увидели наших парней с белыми повязками. Впереди очень колоритно шёл пулемётчик. Прямо как в кино. Они шли вытаскивать нас! И самое интересное, что это были опера, шофёры и другие, скажем так "пацифисты-некомбатанты". Мы уже хотели выйти из дома, как входную дверь разнесло в щепки вражеской пулемётной очередью. Вы-брались через окно и спрятались за трубой. В это время ребята организовали круговую оборону и начали нас прикрывать. Тогда погиб опер из Долгопрудного Сергей Солдатенко. Хороший парень был, Афган прошёл, всё книжки читал. Его за это величали Профессором. Прикрывая друг друга, мы поочередно побежали к своим. Почти у самого забора меня вновь достали пули. Ранения были в голову и в руку. Хорошо, что по касательной. Я тогда думал, что мне полчерепа снесло... Лицо и глаза залило кровью, я ничего не видел и, честно говоря, был в шоке. Второе ранение в руку было слепым. Пуля до сих пор там. У меня ещё оставался бинт и немного тюбиков промедола. Я сразу же вколол и вспомнил слова Серёги-медика, что игла должна быть стерильно чистой. А у меня в кармане, где всё это хозяйство лежало, столько мусора было. Рука чёрного цвета стала. Ну, думаю, заражение — руку отпилят. На самом деле это была сильная гематома. И вот мы, прорвавшись через простреливаемый участок, перевалились через забор и зашли во двор Белого дома, который от пожарища стал чёрным. От увиденного мы остолбенели. Посреди двора стояли груды ящиков с "колой", "фантой", "пепси", шампанским и другими напитками. Вокруг этой "поляны" заняли позиции контрактники, и, посмотрев на нас, замахали руками, мол, чего встали, подходите. Соответственно, нам второго приглашения не понадобилось. По эту сторону забора был оазис жизни, по другую — смерти. Я тогда сделал лишь один глоток шампанского, а Мишаня добил всю бутылку. В этот момент к нам подошел какой-то генерал. "Вы откуда?" — спрашивает, оглядывая нас с ног до головы. Мы ответили, что с общаги. Он начал нас распекать, мол, почему мы обманываем, там давно уже все погибли... Ну, отправили его, короче. На следующий день меня отправили в госпиталь в Ханкалу".


В Грозном к тому времени пробили коридор безопасности, по которому худо-бедно можно было выехать из города. 14 августа в Грозном была сосредоточена значительная группировка сил. Но на этом эпопея "вымпеловцев" закончилась, как, собственно, и их командировка. Вскоре они были в Москве.


Тем не менее боевики хозяйничали в городе ещё долгое время. Был объявлен мораторий на стрельбу. Полковник Сергей Шаврин ещё несколько дней искал тело майора Сергея Ромашина. Он нашёл его в одном из подвалов, где спецназовец принял свой последний бой. Посмертно майору присвоили звание Героя Российской Федерации. Остальные были также награждены...


Тимур БАЙГУЗИН
ВОИНСКОЕ БРАТСТВ0| №5(70) июль - август 2011

Prev Next Page:

Ключ к победе в операции «Байкал-79»

Ключ к победе в операции «Байкал-79»

Фоторепортаж (нажмите) Традиционно 27 декабря, в годовщину со дня проведения спецоперации «Байкал-79» в Афганистане, теперь уже не очень многочисленная группа скромных и седовласых, но не потерявших военной выправки и боевого духа, мужчин соберется у могил своих боевых товарищей, погибших в далеком...

Обращение Ю.И. Дроздова и Е.А. Савинцева

Обращение Ю.И. Дроздова и Е.А. Савинцева

ОБРАЩЕНИЕ Главного идеолога создания легендарного Подразделения Ю.И. Дроздова к Собранию ветеранов и сотрудников ГСН «Вымпел» Уважаемые ветераны, дорогие боевые Друзья! В нынешней крайней сложной для России политической обстановке назрела необходимость сформировать единый образ непререкаемой «вы...

Только вместе мы сильны!

4 ноября 1612 года - это не только подлинное единение народа Святой Руси вне зависимости от национальной принадлежности, религиозных убеждений и политических предпочтений, но и грозное напоминание нам о необходимости знания и внимательного изучения своей истории. Тяжелейшие испытания народа России,...

ТОВАРИЩ КУОС

ТОВАРИЩ КУОС

ПОЛВЕКА КУЗНИЦЕ КАДРОВ РАЗВЕДЧИКОВ-ДИВЕРСАНТОВ В марте 2019 года исполняется пятьдесят лет со дня создания знаменитых Курсов усовершенствования офицерского состава, легендарного КУОС. В советский период они были настоящей кузницей кадров спецназа госбезопасности, в том числе готовили разведчиков.Оф...

3 октября 1938 года - день создания Школы особого назначения - alma mater российских разведчиков

 3 октября 1938 года - день создания Школы особого назначения - alma mater российских разведчиков

            В целях централизованной подготовки квалифицированных кадров разведчиков 3 октября 1938 года был издан приказ о создании Школы особого назначения Главного управления госбезопасности НКВД СССР - специального учебного заведения разведывательного профиля.Школа была создана в непрост...

Великий и без вымысла

Великий и без вымысла

Памяти Юрия Ивановича Дроздова - "патриарха" разведки специального назначенияВыдающийся разведчик, начальник Управления «С» (нелегальная разведка) Первого главного управления КГБ СССР, генерал-майор Юрий Иванович Дроздов был настоящим «королём нелегалов». Более того, Юрий Иванович довел нелегальну...

Информация

Заботимся о живых, помним об ушедших!

Ассоциация оказывает поддержку остро нуждающимся в медицинской помощи ветеранам и сотрудникам Группы "Вымпел"и продолжает работу по реставрации Аллеи Памяти, посвящённой погибшим и ушедшим из жизни "вымпеловцам".

Нам необходима консолидация сил и средств для выполнения этой благородной задачи. Просим вносить посильные средства по следующим реквизитам с указанием в платежном поручении "Пожертвование на уставную деятельность":

1. Ассоциация "Группы "Вымпел",
ИНН 7719431947, КПП 771901001
р/с 40703810238000003299
в ПАО Сбербанк г. Москва,
к/c 30101810400000000225
БИК 044525225
 
2. в социальный фонд через Ответственного секретаря

Мнение

  • 1

Сочинение.

Анна Жданова, ученица Радьковской школы Прохоровского района

"В последнее время в западной и в либеральной отечественной публицистике много пишут о русском варварстве на фоне европейской цивилизованности. Но если сравнить нравственные идеалы и реальную жизнь народов, полистать героические страницы истории русского народа, то возникает совсем другая картина.

Например, в русском языческом пантеоне никогда не было бога войны, в то время как среди европейских народов понятие о воинственном божестве доминировало, весь эпос построен вокруг войн и завоеваний.

Русский человек после победы над иноверцами никогда не стремился насильственно обратить их в свою веру. ДАЛЕЕ>>

Джордж Блейк

Книга «Прозрачные стены». Эпилог.

Время от времени руководство Службы внешней разведки (ранее называвшейся Первым управлением КГБ) приглашает меня посетить различные города Российской Федерации, где имеются региональные управления ФСБ. Меня просят рассказать молодым сотрудникам о моей жизни и работе советского разведчика в надежде, что наша встреча поможет им в дальнейшей работе, а также с целью передачи опыта и традиций от старшего поколения разведчиков младшему. Я с большим удовольствием делюсь воспоминаниями о замечательных разведчиках-нелегалах, с которыми имел счастье быть хорошо знаком. ДАЛЕЕ >>

Обращение Ю.И. Дроздова

К своим читателям и коллегам (книга Ю.И. Дроздова и С.И. Илларионова «На суд народа и совести. Путь России (заметки наблюдателей)».

В завершаемой работе изложены задачи, настойчиво выдвигаемые перед политиками, учеными, работниками СМИ и всеми честными людьми сложной обстановкой, складывающейся в нашей стране и во всем мире. Выборы в парламент (Госдуму) являются одним из реальных и важнейших шагов в сторону решения назревших задач в нашем Отечестве. Он может быть осуществлен путем внесения в сознание общества позитивных представлений о путях прогрессивного переустройства российского общества как части всего человеческого сообщества на современном этапе его развития. Повторяем: обострение борьбы против России в сложившейся международной обстановке требует от всех патриотов нашей страны преодоления благодушия, излишней доверчивости в отношении лицемерных улыбок и рукопожатий. Действительно, хочется жить в обстановке доверия и доверчивости, но приходится призывать всех честных людей к бдительности.

ДАЛЕЕ >>

Председатель КГБ Ю. Андропов.

ЗАПИСКА В ЦК КПСС "О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан" (1977 года)

По достоверным данным, полученным Комитетом государственной безопасности, последнее время ЦРУ США на основе анализа и прогноза своих специалистов о дальнейших путях развития СССР разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, про-водить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза.
ДАЛЕЕ >>

шаблоны Joomla