"Это были наши дети!", Беслан

"Это были наши дети!", Беслан

Полковник посмотрел в окно. Жизнь за дверцей автомобиля текла своим чередом. Солнечный день. На дворе — 1 сентября, нарядные дети с цветами и родителями шли по улице. В душе Сергей порадовался за них, потому что где-то в Москве и его дети также шли в школу. Подразделение спецназа ФСБ, которое он на тот момент возглавлял, в эти чудесные дни работало на Юге по реализации оперативной информации. Другими словами, они вели охоту на «двуногих волков». По большому счёту здесь был курорт. Им повезло больше, чем братишкам, которые в этот момент находились в «Пыльном». Хорошее, можно сказать, радостное настроение офицера не испортил даже срочный вызов к начальству, которому он временно подчинялся на период командировки.


Время подходило к обеду. Генерал был краток и сообщил, что в бесланской школе кто-то захватил детей. Кто именно это сделал, никто на тот момент сказать не мог. Но даже это не смутило офицера. Да и вообще после событий в Театральном центре на Дубровке, где он принимал самое непосредственное участие, его вряд ли могло что- то смутить. Тем не менее мозг сразу же начал анализировать ситуацию. Он пытался вспомнить хоть что-то из оперативной информации, что могло бы дать зацепку. Но ничего существенного припомнить не смог. «Скорее всего, какой-нибудь пьяный хулиган по ошибке зашёл в школу и не хочет оттуда уходить, — думал полковник. — Ну, при худшем раскладе, группа не дружащих с головой людей ре-шила заявить о себе. Придётся приехать и дать им по рогам. В принципе ничего особенного».


Тем не менее, как и положено в подобных ситуациях, он дал команду своему подразделению экипироваться по-боевому, а сам с несколькими сотрудниками быстро поехал в Беслан. То, что он увидел позже и с чем предстояло столкнуться в ближайшие дни, было покруче тех переделок, в которых ему приходилось бывать. А опыт у него как у бойца и командира был немалый.


В то прекрасное утро около девяти часов хорошо вооружённая и подготовленная группа террористов ворвалась на территорию школы № 1 в городе Беслане. В это время там проходила торжественная линейка, посвящённая Дню знаний. Во время перестрелки с охранявшими школу милиционерами несколько человек было убито и ранено. Большинство заложников загнали в спортзал, остальных распределили в тренажёрном зале, душевой и столовой. Боевики досконально знали план здания, что позволило произвести захват в течение нескольких минут. Как только контроль над школой был взят, они заставили мужчин и старшеклассников строить баррикады на лестницах и проходах. Кто выказывал хоть малейшее неповиновение, были убиты и цинично выброшены из окон во двор. После чего бандиты заминировали помещения, разместив взрывные устройства непосредственно в спортзале рядом с заложниками, а также в коридорах, при входе и в нескольких помещениях. К середине дня в Беслан прибыли представители органов власти во главе с президентом республики.


Насколько было возможно, Сергей подошёл к школе. Сразу же увидел трупы людей. Из здания велся огонь по проезжавшим машинам и людям. Вдоль железнодорожного полотна, которое проходило рядом, пытались проехать два БТРа. По ним выстрелили из гранатомёта, но не попали. Офицер отмечал про себя все нюансы: из чего стреляют, по кому, с каких точек и т. д. Увиденного было вполне достаточно, чтобы понять: террористы подготовились основательно и на испуг их не возьмёшь. Сразу же стало ясно, что здесь всё серьёзно и силами одного подразделения, пусть и лучшего в России, не справиться. До приезда сотрудников Центра специального назначения ФСБ, — а что они приедут, Сергей уже не сомневался, — нужно было по максимуму собрать информацию о бандитах, заложниках и о самом здании.


Сначала он переговорил со стоящими недалеко людьми, чьи дети и родственники оказались в руках боевиков. В срочном порядке нужно было найти план школы и уточнить его у местных жителей. Поставив задачи подчинённым, полковник зашёл в развёрнутый недалеко от места событий оперативный штаб. Хоть его и возглавлял на тот момент президент РСО-Алания Александр Дзасохов, офицера внимательно выслушали. Все прекрасно понимали, что сейчас не до сантиментов, а офицер имеет хороший опыт в подобных операциях. Исходя из всего того, что он увидел, Сер¬гей предложил провести первоочередные меро¬приятия, которые могли бы в дальнейшем как-то повлиять на ход событий. Или, по крайней мере, чтобы эти события можно было хоть как-то контролировать.


В первую очередь необходимо обеспечить оцепление, непосредственно вокруг захваченного объекта расставить военнослужащих, чтобы не вы-пустить боевиков. Помимо этого, возникла угроза, что люди, чьи дети оказались в заложниках, могут броситься к школе и попасть под огонь террористов. Население всех близлежащих домов необходимо эвакуировать в кратчайшие сроки. В случае прорыва террористы могли в этих домах захватить заложников. Плюс никто не отменял шальные пули и осколки. Из зоны проведения специальной операции необходимо удалить всех людей, не имеющих непосредственного к ней отношения. Среди местных жителей и приезжих могли оказаться пособники: наблюдатели и информаторы, а также другие боевики, которые по различным обстоятельствам не присоединились к основной группе террористов.


Также необходимо расчистить близлежащие к школе улицы от автотранспорта, чтобы обеспечить беспрепятственный проезд машин скорой помощи. Именно этот фактор сыграл свою роковую роль в 2002 году при эвакуации заложников из Театрального центра. Тогда медицинские машины просто не смогли подъехать к театру. Требовалось подтянуть к школе все имеющиеся в наличии пожарные машины. Прогнозируя события и возможные последствия, не помешало бы развернуть недалеко от школы полевой госпиталь, куда можно было бы в кратчайшие сроки доставлять раненых и пострадавших. Часть рекомендаций, о которых скрупулёзно говорил офицер антитеррора, была исполнена. Другая часть была либо выполнена частично, либо не выполнена совсем.


Через одну из заложниц боевики выдвинули абсурдные требования, среди которых основное — вывести войска из Чечни. Помимо этого, они потребовали, чтобы к ним прибыли президенты Северной Осетии и Ингушетии, а также доктор Леонид Рошаль. Около 16 часов в здании прогремел взрыв и раздались выстрелы. Это подорвалась одна из шахидок. В результате погиб и находившийся рядом боевик. Нескольких заложников террористы расстреляли во избежание потенциального сопротивления. К вечеру первого дня после изнурительной оперативной работы Сергей располагал уже какой-никакой, но информацией. По различным данным, в школе было захвачено более тысячи человек. Их удерживали около 30 террористов.


На протяжении всего времени сотрудники «Вымпела» и других подразделений ФСБ продолжали проводить оперативные и разведывательные мероприятия. Вскоре в Беслан вместе с начальником ЦСН прилетели сотрудники Центра. К этому времени имевшаяся у Сергея достоверная информация быстро начала пополняться, так как разведгруппы оперативно начали работать во всех точках города. Работа, к сожалению, осложнялась тем, что почти все жители были на эмоциях — из- за жуткого горя люди неадекватно воспринимали действительность. В этот же день Сергей организовал встречу с матерями, чьи дети оставались в школе. «Ребята, на вас одна надежда. Спасите наших детей», — просили они спецназовцев.
—    Представляете, если от нашей пули погибнет хоть один ребёнок? — напутствовал своих бойцов Сергей. — Как с этим жить? Как смотреть в глаза вот этим матерям?
Ещё до этого они разбирали и проговаривали все моменты, связанные с ответным огнём. Если не стрелять, — погибнешь сам, откроешь огонь — убьёшь заложника. Но жить-то хочется всем. Потом всё-таки пришло осознание того, что перед ними будут не просто заложники, а дети. И не важно, чьи они. Тогда каждый для себя принял решение, что пока из школы не выведут всех, стрелять по противнику только в самых крайних случаях.
—    Мы отдавали себе отчёт в том, — вспоминает Сергей, — что нельзя стрелять автоматическим огнём, а по нам будут работать со всех направлений, из укрытий, бросать гранаты, стрелять из гранатомётов. Да, мы понимали, на что идём, но у нас не было выбора, ведь там фактически были наши дети!
Общий замысел операции предусматривал, что несколько групп с разных сторон подойдут к зданию и проникнут в него. В определённый мо¬мент они должны были объединиться внутри и общими усилиями очистить здание от бандитов. Штурмовой группе, которую возглавил Сергей, определили конкретный участок работы — север-ное крыло школы и помещения столовой. Заходить непосредственно в здание решили через боковые запасные выходы.


Но что они имели на тот момент? До 40 террористов и более 1000 заложников. Здание хорошо заминировано и подготовлено к обороне. Все подходы к школе идеально простреливаются из пулемётов. По критериям подобных операций соотношение идёт один к семи, то есть на одного убитого обороняющегося приходится семь погибших «штурмовиков». И это притом, что по объекту атаки наносится бомбово-штурмовой удар, работают танки или другое тяжёлое вооружение. Но применять гранатомёты и огнемёты по тем помещениям, где находились заложники, они не мог¬ли. Да и вообще стрелять можно было только одиночными выстрелами.


Первая задача — подойти к зданию. Подойти... Все прекрасно знали, что пуля от АКМ пробивает фактически любой бронежилет, даже если попадает в него под углом. При таком раскладе нужно подъезжать к школе на танке и быть одетым в броню с максимальной степенью защиты. А как зайти в помещения, если всё завалено? Но проникнуть внутрь — это ещё не вся работа, нельзя допустить гибели заложников. Мозговой штурм для офицера-спецназовца продолжился уже в этом направлении. Нужно было уравнение со многими неизвестными. И сделать это неправильно, погибнут люди. Как командиру ему пришлось планировать деятельность своего подразделения: подход, проникновение, прикрытие, эвакуацию и т. д.


Хотя штаб и планировал силовую операцию, главной задачей было всё-таки не допустить возникновения какой-либо экстремальной ситуации. Все до последнего момента надеялись, что конфликт завершится без применения оружия. Но факты говорили об обратном. Тела убитых разлагались под окнами школы. Террористы выдвигали бессмысленные и противоречивые требования.


На третий день картина не изменилась. По-пытки вести хоть какой-то диалог с террористами свелись на нет. Они отказывались от всего и не разрешали доставить пищу и воду заложникам.


А потом произошло то, о чём никто и не предполагал. 3 сентября около 13 часов в спортзале последовательно произошло два взрыва. Крыша частично обрушилась. Заложники в панике стали покидать здание. Террористы открыли огонь по убегающим детям. В это время основные силы Центра находились на полигоне, где отрабатывали возможные варианты штурма и новые виды вооружения. Командование приняло решение вме-шаться силовым способом, и вскоре спецназовцы заняли позиции в доме рядом со школой. Уже тогда по ним был открыт хаотичный огонь. Но было понятно, что противник их не видит. В этот мо¬мент с бокового хода им кто-то махал рукой. Это была женщина с несколькими детьми. Им удалось незаметно ускользнуть от террористов и выбраться наружу. Спецназовцы помогли им отойти в безо-пасное место. Женщина сказала, что в столовой очень много заложников, которых переместили сюда из спортзала. «Ох, не к добру здесь столько детишек сосредоточили», — подумал находившийся рядом майор-спецназовец и запросил по рации руководство.
—    Обеспечьте на моём направлении максимальное количество машин «скорой», — попросил он.
—    Сколько машин нужно?
—    Сколько сможете. Чем больше, тем лучше.
Не прошло и 5 минут, как на этом направлении было подготовлено порядка 40 машин «Ско¬рой помощи».

Всё шло не совсем так, как было запланировано. Войти в боковые двери они не смогут — там баррикады. Значит, нужно ломать стену. Вскоре к ним в поддержку подъехал бронетранспортёр. 14-тонная машина сразу же начала таранить сте¬ну. Боевики открыли по ней огонь. Воспользовавшись тем, что террористы отвлеклись, штурмовая группа пошла вперёд.


Впереди открытая площадка. Долбили со второго этажа из пулемётов. Когда у бандитов происходила какая-то заминка, спецназовцы одним рывком преодолевали простреливаемое пространство и вставали под стенами. В какой- то момент, когда прижались к школе, сверху и откуда-то сбоку полетели гранаты. Сергей смотрит в глаза братишек и понимает, что все готовы. Появился боевой кураж. Здесь уже не думаешь о себе, о полученных ранениях, травмах... Но это не значит, что нужно броситься вперед сломя голову — под пули специально никто не лезет. Инстинкт самосохранения работает как никогда. И снова сверху летит граната. Похоже, бандиты перегруппировались. Ранены офицеры из "Альфы", приданные группе. Нужно срочно определяться, как заходить в школу, потому что скоро заходить будет некому. В это время про¬шла команда на штурм.
—    У меня один "300-й", — доложил по станции полковник и попытался заглянуть внутрь.
То, что он увидел сквозь наваленные парты, может присниться только в кошмарах. Везде, как слоёный пирог, лежали тела детей: грязные и окровавленные. И не понятно, мёртвые они или живые...
—    Уже тогда у меня возникло ощущение, что если мы не войдём сейчас, то это приведёт к катастрофическим последствиям, — вспоминал после Сергей. — Я принял решение начать проникновение по незапланированному маршруту — через окна. Всё то, что планировали, не сработало — из-за баррикад в коридорах по нам вели плотный огонь. Само ожидание, перед тем как войти в школу, было очень сложным моментом. Мы понимали, что там гибнут дети, и осознавали необходимость действовать. Когда окончательное решение было принято и нам дали команду, тут уже никаких сомнений не осталось. Вероятно, что именно к этому бою мы готовились всю жизнь. Это именно то, из-за чего волею судьбы мы попали в "Вымпел". Мы единая команда, и на тот момент не было силы, которая смогла бы нас остановить. Мы шли не на смерть, а с полной уверенностью, что выполним эту задачу. Это наша работа.


Спецназовцы начали залезать через окна. Тяжело. Вот уже первые потери — погиб лейтенант Андрей Туркин, который заходил одним из первых. Он двигался по коридору и увидел террориста, бросившего в заложников гранату. Мгновенно оценив обстановку, Андрей накрыл её своим телом...


Спецназовцы столкнулись с бандитами в коридоре. «Tax! Тах!» — как приговор зазвучали одиночные. «Минус два» — показывает знаком спецназовец и идёт дальше. В руках у убитого остаётся граната. Один из офицеров подходит к трупу, забирает «эфку» и закидывает в ближайшую комнату с боевиками. Но террористы просто так сдаваться не желали. Жаркий бой разгорелся на втором этаже. Спецы гибли, закрывая убегающих детей от огня. Они отвлекали бандитов на себя и не могли стрелять в ответ. По ним же работали изо всех помещений, прикрываясь детьми. Это очень трудно психологически, не сорваться и не полоснуть очередью в дверной проём, откуда вражеский автомат изрыгает в тебя свинец. Тем не менее никто себе этого не позволил. В этом и заключается героизм и трагизм штурма.


До точки соприкосновения с противником шли чуть ли не в рукопашную. В каких-то моментах даже можно схватиться за ствол вражеского автомата. Но здесь не кино. Закалённый тренировками и боями организм работает рефлекторно: уходишь с линии огня и, если есть возможность, стреляешь. Всё оказывается далеко не так, как планировали изначально, даже с учётом всего того, с чем предполагали столкнуться. Всё гораздо страшнее.
"Вымпеловцы" в первой тройке ранены по не-сколько раз каждый. Под мощным натиском противник отошёл в глубь школы. Фактически сразу же началась эвакуация заложников и раненых. "Штурмовики" пытаются поднять детей, но те то ли от страха, то ли от бессилия не могут встать. Ге-роически действуют врачи, которые буквально на плечах спецназа заходят в здание и под непрерывным огнём вытаскивают пострадавших. И именно благодаря их героическим действиям очень многие были спасены, в том числе и раненые сотрудники ЦСН. Эвакуация заложников не прекращалась ни на секунду. Их выносили в течение часа. К этому времени погибли ещё несколько сотрудников ЦСН. Но, несмотря на это, спецназовцы всё равно продолжали давить ублюдков, загоняли их и уничтожали.
Соединившись с другими группами, спецы постепенно наращивали усилия. Последние оставшиеся в живых из этой волчьей стаи заперлись в одном из классов, где проводились занятия по труду, и оттуда стали отстреливаться. Сквозь две¬ри их достать не получилось — вход был забаррикадирован станинами токарных станков. От всего происходящего в воздух поднялась пыль, через которую уже ничего не было видно. "Отход! Перегруппироваться!" — прозвучали одна за другой команды. И в этот момент бандиты выскочили из помещения и пошли на прорыв. От выстрелов в упор погибли Велько и Кузнецов. Ещё двое раненых спецов осели на пол, но продолжали огрызаться огнём. Террористов удалось загнать обратно. "Ну, достали, суки!!!" Всё, теперь их нужно уничтожить быстро и без потерь.
Группа вышла во двор и отработала помещение из "Шмелей". Но когда "вымпеловцы" возвратились обратно, из класса всё равно доносилась возня и шум огрызающихся автоматов. Проблему удалось решить с помощью добротного заря¬да тротила, который обрушил потолок на головы бандитам. На этом многочасовая операция, стоившая жизни 10 спецназовцам, была закончена.
—    Сейчас я могу с уверенностью сказать, — говорит Сергей, — что от действий сотрудников Центра не пострадал ни один заложник. А на нашем направлении было ликвидировано 9 боевиков.
Всего в те кровавые дни в Беслане погибло 334 человека и 10 сотрудников ЦСН ФСБ. Четверо из них — подполковники Олег Ильин и Дмитрий Разумовский, а также лейтенант Андрей Туркин (все сотрудники «Вымпела») и сотрудник «Альфы» майор Александр Перов — посмертно получили высокое звание Героев России...


Тимур БАЙГУЗИН
ВОИНСКОЕ БРАТСТВ01 №5(70) июль - август 2011


 

Prev Next Page:

Ключ к победе в операции «Байкал-79»

Ключ к победе в операции «Байкал-79»

Фоторепортаж (нажмите) Традиционно 27 декабря, в годовщину со дня проведения спецоперации «Байкал-79» в Афганистане, теперь уже не очень многочисленная группа скромных и седовласых, но не потерявших военной выправки и боевого духа, мужчин соберется у могил своих боевых товарищей, погибших в далеком...

Обращение Ю.И. Дроздова и Е.А. Савинцева

Обращение Ю.И. Дроздова и Е.А. Савинцева

ОБРАЩЕНИЕ Главного идеолога создания легендарного Подразделения Ю.И. Дроздова к Собранию ветеранов и сотрудников ГСН «Вымпел» Уважаемые ветераны, дорогие боевые Друзья! В нынешней крайней сложной для России политической обстановке назрела необходимость сформировать единый образ непререкаемой «вы...

Только вместе мы сильны!

4 ноября 1612 года - это не только подлинное единение народа Святой Руси вне зависимости от национальной принадлежности, религиозных убеждений и политических предпочтений, но и грозное напоминание нам о необходимости знания и внимательного изучения своей истории. Тяжелейшие испытания народа России,...

ТОВАРИЩ КУОС

ТОВАРИЩ КУОС

ПОЛВЕКА КУЗНИЦЕ КАДРОВ РАЗВЕДЧИКОВ-ДИВЕРСАНТОВ В марте 2019 года исполняется пятьдесят лет со дня создания знаменитых Курсов усовершенствования офицерского состава, легендарного КУОС. В советский период они были настоящей кузницей кадров спецназа госбезопасности, в том числе готовили разведчиков.Оф...

3 октября 1938 года - день создания Школы особого назначения - alma mater российских разведчиков

 3 октября 1938 года - день создания Школы особого назначения - alma mater российских разведчиков

            В целях централизованной подготовки квалифицированных кадров разведчиков 3 октября 1938 года был издан приказ о создании Школы особого назначения Главного управления госбезопасности НКВД СССР - специального учебного заведения разведывательного профиля.Школа была создана в непрост...

Великий и без вымысла

Великий и без вымысла

Памяти Юрия Ивановича Дроздова - "патриарха" разведки специального назначенияВыдающийся разведчик, начальник Управления «С» (нелегальная разведка) Первого главного управления КГБ СССР, генерал-майор Юрий Иванович Дроздов был настоящим «королём нелегалов». Более того, Юрий Иванович довел нелегальну...

Информация

Заботимся о живых, помним об ушедших!

Ассоциация оказывает поддержку остро нуждающимся в медицинской помощи ветеранам и сотрудникам Группы "Вымпел"и продолжает работу по реставрации Аллеи Памяти, посвящённой погибшим и ушедшим из жизни "вымпеловцам".

Нам необходима консолидация сил и средств для выполнения этой благородной задачи. Просим вносить посильные средства по следующим реквизитам с указанием в платежном поручении "Пожертвование на уставную деятельность":

1. Ассоциация "Группы "Вымпел",
ИНН 7719431947, КПП 771901001
р/с 40703810238000003299
в ПАО Сбербанк г. Москва,
к/c 30101810400000000225
БИК 044525225
 
2. в социальный фонд через Ответственного секретаря

Мнение

  • 1

Сочинение.

Анна Жданова, ученица Радьковской школы Прохоровского района

"В последнее время в западной и в либеральной отечественной публицистике много пишут о русском варварстве на фоне европейской цивилизованности. Но если сравнить нравственные идеалы и реальную жизнь народов, полистать героические страницы истории русского народа, то возникает совсем другая картина.

Например, в русском языческом пантеоне никогда не было бога войны, в то время как среди европейских народов понятие о воинственном божестве доминировало, весь эпос построен вокруг войн и завоеваний.

Русский человек после победы над иноверцами никогда не стремился насильственно обратить их в свою веру. ДАЛЕЕ>>

Джордж Блейк

Книга «Прозрачные стены». Эпилог.

Время от времени руководство Службы внешней разведки (ранее называвшейся Первым управлением КГБ) приглашает меня посетить различные города Российской Федерации, где имеются региональные управления ФСБ. Меня просят рассказать молодым сотрудникам о моей жизни и работе советского разведчика в надежде, что наша встреча поможет им в дальнейшей работе, а также с целью передачи опыта и традиций от старшего поколения разведчиков младшему. Я с большим удовольствием делюсь воспоминаниями о замечательных разведчиках-нелегалах, с которыми имел счастье быть хорошо знаком. ДАЛЕЕ >>

Обращение Ю.И. Дроздова

К своим читателям и коллегам (книга Ю.И. Дроздова и С.И. Илларионова «На суд народа и совести. Путь России (заметки наблюдателей)».

В завершаемой работе изложены задачи, настойчиво выдвигаемые перед политиками, учеными, работниками СМИ и всеми честными людьми сложной обстановкой, складывающейся в нашей стране и во всем мире. Выборы в парламент (Госдуму) являются одним из реальных и важнейших шагов в сторону решения назревших задач в нашем Отечестве. Он может быть осуществлен путем внесения в сознание общества позитивных представлений о путях прогрессивного переустройства российского общества как части всего человеческого сообщества на современном этапе его развития. Повторяем: обострение борьбы против России в сложившейся международной обстановке требует от всех патриотов нашей страны преодоления благодушия, излишней доверчивости в отношении лицемерных улыбок и рукопожатий. Действительно, хочется жить в обстановке доверия и доверчивости, но приходится призывать всех честных людей к бдительности.

ДАЛЕЕ >>

Председатель КГБ Ю. Андропов.

ЗАПИСКА В ЦК КПСС "О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан" (1977 года)

По достоверным данным, полученным Комитетом государственной безопасности, последнее время ЦРУ США на основе анализа и прогноза своих специалистов о дальнейших путях развития СССР разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики В этих целях американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, про-водить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза.
ДАЛЕЕ >>

шаблоны Joomla